общий вид

Вилла «Сольшен»

Арх. Густав Эстландер
Хельсинки,  Улланкату, 3 – Муукалайскату, 4
1905 – 1906

фрагмент фасада по Муукалайскату вход план 2,3,4 этажей открытка начала 20 века

Оказывается, портить архитектуру модерна умеют не только у нас. И в Хельсинки, в целом уважительно относящимся к каменному наследию, допускают "вольности", искажающие замысел автора. Так, в сравнении со старой фотографией обнаруживается несколько изменений: во-первых, белый пояс по верху башни сейчас закрашен в тон стены, что лишило эту деталь тектонического смысла и утяжелило массив здания, что было совершенно ни к чему. Во-вторых, аркада лоджии на пятом этаже, справа от башни, оказалась бесхитростно застеклена – в итоге: снизилась романтичность образа, башня, будучи в пределах этажей не выделена пластически, смотрится вяловато, форма "растекается". А о том, что получившиеся "окошечки" (домик крошечка в три окошечка) явно диссонируют с пропорциями и формой остальных окон, можно не говорить – это и так бросается в глаза.

Из-за таких вот "мелочей" дом не смотрится так эффектно, как мог бы, и как смотрелся раньше (см. крайнее фото справа). Хотя для его восприятия созданы все условия: вилла "Сольшен" – первое, что видит пешеход, спускаясь с горы Обсерватории. Точка зрения меняется с высоты кровли до уровня первого этажа, и за это время успеваешь плавно, кинематографически впитать в себя образ дома.

Эта острохарактерная постройка – как бы межевой знак на границе района Улланлинна, приглашающий и в то же время задающий высоту архитектурного тона. Дальше – вилла "Ульрика" и вилла "Йоханна", дом Шалина и больница Эйра...

P.S. Едва не забыл рассказать про план – даже беглого взгляда достаточно. чтобы оценить его красоту. Видно, с каким тщанием и любовью он прорисован автором. При немаленькой площади квартир (в доме были 64 квартиры в 2, 3, 4 и 5 комнат) архитектору удалось обойтись практически без коридоров, за счёт конфигурации внутреннего двора нет сквозной просматриваемости угловых комнат. Заботливо расставлены во все свободные места и углы встроенные шкафы. Встречается тут и ставший привычным в Хельсинки эркер-беседка – отделенный по бокам декоративными перегородками, с повышением пола. Из наиболее удачных мест – спальня-альков (на плане в самом верху) с двумя встроенными шкафами по бокам, и встроенные шкафы в левом нижнем углу – на четыре помещения, в плане образующие свастику. Возможно, знак солнцеворота здесь – скрытый намёк на название дома (solsken – "cолнечный свет" по-шведски).

Текст и цветные фотографии – автора, черно-белое фото и план – из книги: Moorhouse, Jonathan; Carapetian, Michael; Antola-Moorhouse, Leena. Helsingin jugendarkkitehtuuri 1895-1915. – Helsinki: Otava, 2002.
Copyright © 2003-2005 Александр Мамлыга | mamlyga@narod.ru